ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ, НО НЕПОКОРЕННЫЕ

#газетаЗдравствуйте

о жителях блокадного Ленинграда,
эвакуированных в Рязань и Рязанскую область.

В истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. много драматических, трагических страниц. Одной из самых страшных была блокада Ленинграда. Это история настоящего геноцида горожан, который растянулся почти до самого конца войны.

Разрабатывая план военных действий на восточном фронте, немецкое командование уделяло очень большое внимание наступлению на северном направлении и захвату Ленинграда. Потеря города должна была сильно осложнить и дестабилизировать ситуацию для Советского Союза. Захватив Ленинград, немецкие ударные войска группы армий «Север» получили бы возможность нанести удар по Москве с фланга и с тыла, что, в совокупности с действиями армии группы «Центр», должно было принести Германии все шансы на полную победу.

Наступление группы армий «Север» на Ленинград началось 10 июля 1941 года.

В блокадном городе на момент начала войны оставалось 2,5-3 миллиона жителей. Среди них было около 400 тысяч детей. Практически сразу начались проблемы с пропитанием. Постоянный стресс и страх от бомбежек и обстрелов, нехватка медикаментов и продовольствия привели к тому, что горожане стали умирать.

Было подсчитано, что за все время блокады на головы жителей города было сброшено сотни тысяч бомб и около 150 тысяч снарядов. Это приводило как к массовым смертям мирного населения, так и к катастрофическим разрушениям ценнейшего архитектурного и исторического наследия.

Особенно плохо в то время приходилось детям. Многие из них были вынуждены подолгу оставаться одни в пустых, холодных квартирах. Если их родители умирали от голода на производстве или при постоянных обстрелах, дети по 10-15 дней проводили в полном одиночестве. Чаще всего они также умирали.

Таким образом, дети блокадного Ленинграда многое вынесли на своих хрупких плечах. Фронтовики вспоминают, что среди подростков в эвакуации всегда выделялись именно ленинградцы: у них были жуткие, уставшие и слишком взрослые глаза.

Уже к середине зимы 1941 г. на улицах Ленинграда не осталось кошек и собак, даже ворон и крыс практически не было. Животные уяснили, что от голодных людей лучше держаться подальше. Все деревья в городских скверах лишились коры и молодых веток: их собирали, перемалывали и добавляли в муку, лишь бы хоть немного увеличить ее объем. Блокада Ленинграда длилась на тот момент меньше года, но при осенней уборке на улицах города было найдено 13 тысяч трупов.

Настоящим «пульсом» блокадного города стала Дорога Жизни. Летом это был водный путь по акватории Ладожского озера, а зимой эту роль исполняла его замерзшая поверхность. Первые баржи с продовольствием прошли по озеру уже 12 сентября. Судоходство продолжалось до тех пор, пока толщина льда делала невозможным проход судов. По льду груз впервые был отправлен 22 ноября. Это был конный обоз. Когда толщина льда стала достаточной, в путь двинулись и грузовики.

Непосредственно снятие блокады Ленинграда началось 14 января 1944 года. Задачей войск был прорыв немецкой обороны в самом тонком ее месте для восстановления сухопутного сообщения города с остальной территорией страны.

К 27 января велись ожесточенные бои, в которых советские части постепенно одерживали верх. Это был год снятия блокады Ленинграда. Гитлеровцы были вынуждены начать отступление. Вскоре оборона была прорвана на участке длиной около 14 километров. По этому пути в город немедленно пошли колонны грузовиков с продовольствием.

Официально считается, что блокада Ленинграда продолжалась 900 дней, но точная продолжительность - 871 день.

С началом Великой Отечественной войны, 24 июня 1941 года при СНК СССР был создан Совет по эвакуации. К концу августа по стране действовало уже около 130 эвакопунктов.

Осенью 1941 года создается специальное Управление по эвакуации населения, на местах создавались соответствующие отделы.

Первыми из районов военных действий вывозили детей. Так, из Ленинграда в течение месяца было эвакуировано 300 тыс. детей, а всего в первые месяцы войны из города на Неве удалось эвакуировать 1,7 млн. человек.

Немало ленинградцев прошло через Рязанский городской эвакопункт. Только за период с 23 февраля по 1 мая 1942 года через Рязань проследовало 110 эшелонов с эвакуированными ленинградцами - 217 тыс. человек, кроме них, дополнительно - 13 тыс. 656 ленинградцев, ехавших неорганизованно. При этом, 93 ребенка, оставшихся без родителей, были помещены в детские дома. С поездов было снято 596 умерших, 521 больной.

Всего в результате проделанной работы по состоянию на 1 июня 1942 года в г. Рязани размещено эвакуированных из Ленинграда - 3011 человек, госпитализировано - 384 человека, трудоустроено - 553. Остальные эвакуированные были отправлены в другие города. Разумеется, эвакопункт обслуживал не только ленинградцев, но и эвакуированных из других городов.

Со столь большим объемом работы удавалось справляться во многом потому, что действовали по четко разработанной схеме. Во-первых, все прибывавшие из Ленинграда обязательно проходили медицинский осмотр, посещали баню или принимали душ. В документах фиксировалось количество прибывших, число умерших, помещенных в госпитали, детские дома, дома для инвалидов, количество оставшихся в Рязани для проживания, отражались результаты медицинских осмотров.

Рязанский эвакопункт за сутки обслуживал по 4-6 эшелонов с эвакуированными. Основное внимание уделялось горячему питанию и медицинскому обеспечению. При этом, имелось в виду не только оказание медицинской помощи, но и контроль над санитарным состоянием помещений и поездов.

Огромное внимание уделялось медицинскому и санитарному обслуживанию эвакуированных ленинградцев. Каждый эшелон обходила бригада медицинских работников во главе с врачом, выявляя больных на месте. Тяжелых отправляли в изоляторы при эвакопункте, имевшие 80 коек, или в городскую больницу, где для них было выделено 150 мест, остальным оказывалась помощь в вагоне. Врач также проверял наличие в эшелоне медикаментов, в случае необходимости они пополнялись.

Важно отметить, что проблемам санитарии, гигиеническим и противоэпидемическим мероприятиям в эвакопункте придавали особое значение. Благодаря продуманной организации приема и обслуживания ленинградцев, переживших блокаду, эвакопункт добился определенных успехов. Так, в его отчетах неизменно указывалось: «инфекционных заболеваний не обнаружено, случаев смерти нет».

Персонал Рязанского эвакопункта очень ответственно относился к своим обязанностям. В организации каждого мероприятия просматривается строгий порядок.

Следует отметить, что работники эвакопункта встречали детей на вокзале, занимались с ними во время стоянки эшелона. Для этой цели по инициативе комсомольцев на станциях Рязань I и II были организованы детские комнаты.

Надо сказать, что организация горячего питания в Рязанском эвакопункте была положительно отмечена не только руководством области, но и на заседании СНК РСФСР 12 мая 1942 года.

Говоря о работе Рязанского эвакопункта, нельзя не сказать и о «человеческом факторе» - сердечном, теплом отношении к прибывшим блокадникам не только персонала эвакопункта, но и всех рязанцев.

По свидетельству медицинских работников одной из больниц, эвакуированные были худы, истощены, многие еле держались на ногах и без помощи не могли передвигаться. Когда эти люди попадали в больницу, другие больные, глядя на них, не могли сдержать слез. Истощенным и больным помогали всем миром. Приносили, кто что мог, из дома. Не было такого человека, кто бы остался в стороне, не помог. Люди делились последним куском. Это была естественная помощь.

Областной и городской комитеты ВКП (б), исполкомы областного и городского Советов депутатов трудящихся держали под контролем работу
городского эвакопункта, старались помочь всем необходимым, внимательно относились к работе людей, обслуживавших эшелоны с эвакуированными ленинградцами.

Помогая выжить обессилившим ленинградцам, медицинские работники проявила огромную волю и мужество. Они сутками не покидала больных, чутко и внимательно относилась к их нуждам.

А эшелоны с эвакуированными продолжали идти. Это были больные, истощенные голодом ленинградцы. На них было ужасно смотреть. Люди умирали. На каждой станции к поезду подъезжала грузовая машина, в нее грузили умерших. До места назначения довезли немногих».

В задачи эвакопункта кроме встречи, обеспечения питанием и медицинской помощью входила и помощь в обустройстве эвакуированных ленинградцев, прибывавших непосредственно в Рязань и область. Люди нуждались в деньгах, работе, жилье.

Следует отметить, что государство, несмотря на тяжелое экономическое положение, оказывало финансовую поддержку местным властям, выделяя дополнительные средства на работу по приему и размещению эвакуированного населения и на оказание единовременной помощи особо нуждающимся. Городу Рязани также оказывалась такая поддержка. Только в июле 1942 года Наркомфин РСФСР перевел Рязанскому облисполкому 200 тыс. рублей для оказания единовременной помощи нуждавшимся эвакуированным ленинградцам в размере до 300 рублей на семью.
Кроме этого, рязанские жители помогали эвакуированным одеждой, обувью, продовольствием и многими другими вещами и предметами. Так, комсомольцы собрали для детей блокадников более 300 комплектов детского белья.

Поток эвакуированных, весьма напряженный в 1942 году, с начала 1943 года пошел на убыль. В марте 1943 года число прибывших составило 153 человека, в мае - 154, в июне - 106, в июле - 43, в октябре - 56, в ноябре - 19.

При этом, эвакуированные часто следовали не в районы планового размещения, а по месту жительства своих родственников. Бывало и так, что эвакуированные задерживались в эвакопункте на 2-4 дня, иногда и дольше. Это случилось, в основном, из-за болезни, как родителей, так и детей.

Кроме того, на детей, оставшихся без родителей, следовало оформить документы и разместить их по детским домам, что требовало определенного количества времени.

Еще больше времени уходило на оформление документов, трудоустройство и обеспечение жильем граждан, эвакуированных из Ленинграда непосредственно в Рязань или пожелавших остаться в ней. Многие из тех блокадников навсегда связали свою судьбу с этим городом.

Очень часто люди теряли вещи, имущество, документы - этим тоже надо было заниматься. Впрочем, документы были нужны не только живым, но и умершим в пути. Поэтому, в эвакопункте приходилось выяснять личность умершего, чтобы правильно оформить соответствующее свидетельство о смерти.

Многие из эвакуированных были искалечены не только морально, но и физически. Таких людей размещали в домах для инвалидов, что также требовало оформления документов.

В общем, дел хватало всем, пока не становилась известной судьба каждого эвакуированного, эшелон дальше не отправляли. А их в сутки проходило через Рязань по 4-6 с интервалом 3-5 часов.

Обслуживание ленинградцев на Рязанском эвакопункте - это пример мужества, честности и доброты. Люди с добросердечной улыбкой выполняли свои обязанности, стремились оказать максимально возможную помощь эвакуированным ленинградцам, окружить их заботой и теплом.

Максимально приближают нас к ленинградской трагедии документы Рязанской областной судебно-медицинской экспертизы (СМЭ): сопроводительные записки линейного отделения милиции станции Рязань-Ленинской железной дороги и направления в морг, акты судебно-медицинского исследования трупов, списки умерших, составленные в морге для похоронного бюро, списки, составленные дежурными милиционерами и медперсоналом эвакопункта. Именно медики и милиционеры первыми входили в эшелоны скорби. В своих документах они должны были указать фамилию, имя, отчество, возраст, дату смерти человека, номер и направление следования поезда. Но зафиксировать сразу всё редко удавалось. У многих отсутствовали личные документы. Часто данные приходилось записывать со слов попутчиков. Случалось, что трупы присылались в морг и вовсе без документов, что послужило поводом для обращения СМЭ в прокуратуру. Но смерть в ленинградских эшелонах косила людей, и документировать, вероятно, просто не успевали. Поэтому писали так: «...препровождается 8 трупов эвакуированных из Ленинграда, на ваше усмотрение: жен. – 22, муж. – 25, мальчик – 11, дев. – 12, женщ. – 50, ребенок – 1г., муж. – 24, мальчик – 14». Или так: «Направление в морг трупов ленинградцев: взрослых 6, дет. 3». Возраст указывался приблизительно, по внешнему виду. Далеко не всегда отмечалось направление следования поезда. В этих случаях ленинградца определял диагноз – клеймо блокады: «общий упадок сил», «крайнее истощение на почве хронического авитаминоза», «общее истощение», «в высшей степени истощение», «резко пониженное питание».

Поражённые медики констатировали практически полное отсутствие подкожного жира у взрослых людей. У детей диагностировался колит, гастроэнтерит. Пик числа умерших согласно документам СМЭ пришелся на 2-ю половину марта – апрель. В эти дни с поездов приходилось снимать до двух десятков трупов, а в списке от 28 марта 1942 года значится 103 человека.

Вокзал станции Рязань-2, медкомната вокзала, эвакопункт на ул. Вокзальной и его изоляторы, детприемник НКВД и даже близлежащие улицы стали местом последнего пристанища вырвавшихся из кольца блокады многих и многих ленинградцев.

Та блокада унесла более двух миллионов жизней, причем умирали там, в основном, женщины, дети и старики.

Памятник жителям блокадного Ленинграда находится на Мемориале Скорбященского кладбища в Рязани. За массовый героизм и мужество в защите Родины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., проявленные защитниками блокадного Ленинграда, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года городу присвоена высшая степень отличия – звание «Город-герой».  27 января является Днём воинской славы России – День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады (1944 г.)

Пока память о тех событиях жива, ничего подобного не должно повториться в мире!

Материал подготовила Козеевская Н.А.,зав. справочно-библиографическим отделом научной б-ки РязГМУ им. акад. И.П. Павлова
Примечание: Статья написана на основе документов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 259. Оп. 3. Д. 1233. Л. 142; Ф. 327. Оп. 2. Д. 63. Л. 6, Л. 142; Д. 385. Л. 135; Государственного архива Рязанской области (ГАРО). ПФ. 3. Оп. 2. Д. 68. Л. 1 и материалов печати.